Требуются неадаптивные евангелисты после н. э.

Требуются неадаптивные евангелисты после н. э.

28 декабря 2020
Марина Шилина доктор филологических наук, профессор РЭУ имени Г. В. Плеханова, директор образовательных и научных программ Национальной премии «Серебряный Лучник»

Как обуздать «страсть по-корпоративному»?

Какие сотрудники нужны компании после начала эпидемии, после н. э.? Очевидно, что востребованным становится личное и командное преодоление одного из главных вызовов этого кризиса – неопределенности.

Кстати, русские сказки с детства учат побеждать, когда нет никакой точности и ясности. Помните? Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что? И герои как-то всегда ухитряются преуспевать (даже лежа на печи). К примеру, обычный сказочный деревенский Иван (к тому ж бедняк и дурак), без всякого, в общем-то, образования и особой профподготовки удачно проходит тьму тестов и становится в стольном граде царем. Да и героини в сказках таким персонажам под стать.

В доковидные времена в экономике инноваций и впечатлений бизнесу, как показывают исследования, чаще требовались личностные характеристики, нестандартное мышление, креативность, и soft skills виделись выше горизонтов hard-компетенций. К примеру, создатель Virgin Group Ричард Брэнсон при выборе людей в свою команду выделял «соответствие личности», то есть образа жизни, чувства юмора (!) и поведения человека культуре компании. Показательно, что требования сэр Ричард озвучил именно в таком порядке. Это и понятно: если у человека есть чувство юмора – значит, он мыслит оригинально. К тому же с весельчаком всегда комфортно в команде (конечно, если все шутят на одной волне).

Опора на эмоции давно считается весьма актуальным условием корпоративной успешности. Однако если во внешней коммуникации маркетологи азартно «ставят на эмоции» и делают бренды «человекоразмерными» и «дружелюбными», применяя, к примеру, идеи архетипов (что спорно, но в тренде), то внутриком пока не особо богат прорывными «эмоциональными» концептами.

На каких эмоциях фокусироваться в кризис? Иконой непобедимых корпоративных евангелистов считается основатель компаний Apple и Pixar Стив Джобс. Какова главная причина его успешности? На этот вопрос емко ответил десять лет назад Дональд Трамп в своей книге «Мысли по-крупному и не тормози!»: «Он не самый лучший из компьютерных дизайнеров – но он самый страстный». Именно страсть, как уверяет Трамп, помогает двигаться к цели, несмотря на любые препоны, и потому она важнее ума и таланта. Закономерно, что одна из первых глав в его бестселлере так и называется «Страсть, страсть, страсть!». Впрочем, трактовка страсти в бизнесе, по Трампу, бесхитростно проста: это гармония сердца и разума и любовь к своему делу.

Сегодня, оценивая сотрудников, многие корпоративные евангелисты, особенно в цифровом мире, делают ставку именно на страсть. Ибо, как заявил, например, основатель Twitter Джек Дорси в Business Insider: «Страсть – это единственное, чему нельзя обучить. После этого я оцениваю лидерские качества и компетенции. Но все же страсть, целеустремленность и принципы – на первом месте!»

Если во внешней коммуникации маркетологи азартно «ставят на эмоции», то внутриком пока не особо богат прорывными «эмоциональными» концептами.

Страсть в «прорывной» повестке дня компаний в последнее время стала появляться все чаще, и в России в том числе. Так, описывая опыт перестройки крупного отечественного бизнеса за последнее десятилетие, Дэнни Перекальски, известный израильский менеджер, работавший с крупными российскими брендами, назвал свои записки «Бизнес – это страсть. Идем вперед!». Впрочем, книга скорее тоже про «бизнес с человеческим лицом» и любовь к своему делу, но модная фокусировка очевидна.

Более того, в ковидные времена весьма активно набирает обороты «экономика страсти» (passion economy). С 2010-х это – направление платформенной экономики и новый способ монетизации обычными пользователями цифрового личного контента на digital-платформах онлайн-сервисов. Иными словами, это буквально монетизация «персональной страсти» к делу: платформы, максимально упростив организацию бизнеса в Интернете, помогают «страстному человеку» добиться успеха и заработать на том, что он по-настоящему любит и отлично делает. К примеру, год назад популярный автор на платформе Substack зарабатывал около полумиллиона долларов за год на подписках для читателей, а вот создатель видеокурсов на платформе Podia – больше 100 тысяч долларов в месяц. Примеров успешной монетизации страсти становится все больше (колумнист из The New Yorker Адам Дэвидсон в 2020 году даже выпустил книгу, броско назвав ее «Экономика страсти: новые правила процветания в двадцать первом веке»). Кстати, крупные венчурные фонды, например, наиболее известный своим вниманием к инновациям a16z (AH Capital Management), инвестируют в passion economy все активнее.

В ковидные времена набирает обороты «экономика страсти» – направление монетизации «персональной страсти» к делу.

Словом, «страсть работника» для внутрикома после н. э., когда корпорации оказались в кризисе неопределенности и тысячи люди теряют работу и/или ищут альтернативный и дополнительный заработок, становится новой возможностью для выхода корпорации из кризиса – и новой проблемой потерять наиболее «страстных» сотрудников.

Как найти такого «страстного» сотрудника – и потом удержать?

Парадоксально, но страсть, столь востребованная корпоративными гуру как в бизнесе, так и в науках о человеке, не имеет точного определения и в принципе слабо операционализируется. Вот уж поистине «то-не-знамо-что», «чему-нельзя-обучить»!

При этом исследователи считают, что страсть – понятие универсальное.
Для страстных индивидов российский ученый, профессор Михаил Карпенко и вовсе предложил ввести новую личностную характеристику: «вигоросность» (от лат. vigorous – «бодрый, сильный») как маркер высокого уровня энергичности, активности, стремления к преодолению препятствий и достижению цели. А почетный профессор Гарвардской школы бизнеса Роберт С. Каплан и вовсе уверен, что страсть и только страсть поможет человеку найти себя и реализовать свой потенциал – а значит, и корпорации послужить с максимальной пользой!
(см. лайфхаки в конце колонки)

Попробуем все же операционализировать понятие «страсть» – чтобы затем направлять энергию в нужное русло и получить реальные эффекты от «работы со страстью» в бизнесе и во внутрикоме в частности.

Что же такое – «страсть по-корпоративному»?

«Страсть работника» для внутрикома после н. э. становится новой возможностью для выхода корпорации из кризиса.

Страсть, по общему определению, – сильное и всеохватывающее чувство, которое доминирует над прочими побуждениями и ведет к фокусировке и сосредоточенности на предмете страсти.

Несмотря на весьма общее определение, понятие «страсть» вполне сопоставимо с понятием «пассионарность», которое в разных контекстах уже применяют с 70-х годов прошлого века в научном, а теперь и в маркетинговом обиходе.

Хотя и страсть, и пассионарность по сей день по-прежнему «то-не-знамо-что» в науке и практике, однако идеи и разработки на стыке психологии, социологии, экономики, маркетинга могут дать профи внутрикома пищу для ума. Ведь основные приметы страсти – гиперактивность и действенность, спайка волевых и эмоциональных усилий для достижения вожделенной цели – вполне подходят для того, чтобы запустить движение корпорации через тернии к звездам.

Психологи связывают пассионарность с особенностями мышления, полагая, что это – склонность человека при поиске оптимальной модели поведения к выбору наиболее многообещающего прорывного варианта, пусть и плохо прогнозируемого, – в противовес ожидаемому и прогнозируемому, но не столь блестящему результату.

Хотя и страсть, и пассионарность по сей день по-прежнему «то-не-знамо-что» в науке и практике, однако существующие идеи и разработки могут дать профи внутрикома пищу для ума.

Портрет страстного/пассионарного сотрудника, на основе анализа наиболее значимых работ и практик в этом направлении, может быть таков. Страстный сотрудник, пассионарий – психологический тип активного реформатора, готового на все ради идеи (чаще нематериальной, а то и вовсе иллюзорной), то есть ради ценностей. Пассионарий смел, активен, энергичен, напорист. Стойко противостоит перегрузкам и стрессам. Готов к переменам в себе и вокруг. Будет рисковать и бороться за свои идеи. Пассионарии встречаются как среди экстравертов, так и среди интровертов. Они могут быть романтиками или прагматиками, а иногда удивительно сочетать эти свойства (вспомним хотя бы характерные примеры героев отечественного бизнеса начала 1990-х). Склонны к авантюрам, балансируя между альтруизмом и эгоизмом. Пассионарный сотрудник страстен во всем, иногда вплоть до агрессивности. Часто честолюбив и властен (ведь нужно достигать целей в команде!). Сотрудник с таким темпераментом явно способен как разрешать кризисы, так и разрушать границы стандартных корпоративных моделей поведения и регламентов.

Лайфхаки для (при)страстного профи внутрикома

1. Пассионарии – неординарные, активные, стрессоустойчивые сотрудники, готовые к переменам и реформам. Они сложны и проблемны. К пассионариям нельзя относиться беспристрастно: только эмоциональная вовлеченность в коммуникациях с таким сотрудником дает шанс заслужить доверие и уважение. Для профи внутрикома потребуется найти к пассионарию «эмоциональный ключ».

Суть пассионарности исследователи, как правило, описывают по осям координат ценностей и действий – как активность по выстраиванию иерархии смыслов.

Идеальные и социальные потребности и цели (неважно, позитивные или негативные, деструктивные) у пассионария доминируют над всеми прочими.

Пассионарность свойственна исключительно homo sapiens и, по сути, может служить границей между человеком, который готов все силы положить на служение идее, – и прочим биологическим миром.

Пассионарий смел, активен, энергичен, напорист. Готов к переменам в себе и вокруг. Будет рисковать и бороться за свои идеи.

Иерархия смыслов и целей напрямую связана с мотивацией. Причем для страстного человека чем сложнее цель, тем выше мотивация. Недостижимые цели и вовсе делают активность пассионариев неисчерпаемой, что тоже весьма кстати после н. э.

Идеи зависимости успеха от сложности целей, появившиеся еще в 30-х годах прошлого века, обосновывались в 1960-х, и, например, Дж. Аткинсон считал, что, если задача сложна, ценность ее решения выше, и включил ценность успеха как линейную функцию от трудности задачи в базовые многофакторные формулы.

Кстати, понять мотивацию, как и источник энергии человека, анализируя ее в контексте понятий «страсть», «энергия», «воля», пыталось множество философов – от Аристотеля, Бергсона, Декарта (далее – по алфавиту, включая Ницше).

Сегодня очевидно, что природа страсти и пассионарности – стихийна, это непреодолимое внутреннее стремление и способность человека к сверхусилиям для реализации желанной цели. Отметим, что целеустремленность изначально предполагает наличие мощной воли и высокого уровня саморегуляции. Однако из какого источника – внутреннего или внешнего – черпает пассионарий энергию для своей бурной деятельности, науке все еще не вполне ясно.

Лев Гумилев, например, который в 1970-е привлек внимание к концепту пассионарности в истории, полагал, что пассионарность есть врожденная способность человеческого организма абсорбировать и «реализовывать» энергию внешней среды (космоса, к примеру).

2. Для того чтобы направить энергию пассионария в нужное корпоративное русло, во-первых, определите и предложите ему верную мотивацию и цель; во-вторых, откройте источники «энергии» для пассионарного сотрудника (внешние и внутренние). Найдете для него архисложную цель – значит, запустите в компании «вечный двигатель» позитивных изменений.

Иерархия смыслов и целей напрямую связана с мотивацией. Причем для страстного человека чем сложнее цель, тем выше мотивация.

Активность и харизма пассионария заразительны. Социальные психологи доказали, что обычные люди, субпассионарии, бессознательно стремятся следовать за энергичным и уверенным человеком и даже подзаряжаются при этом творческой энергией. И такая активная вовлеченность – пассионарная индукция – весьма сильна.

Однако сами пассионарии, предъявляя высокие требования к себе, обычно весьма требовательны к прочим сотрудникам или вовсе склонны их игнорировать или даже конфликтовать с ними (исключение – другие пассионарные личности).

Пассионарии, благодаря своей гиперктивности и постоянной готовности работать «на износ» (это совсем иное, нежели быть трудоголиком!), идти вперед, менять себя, среду и других, изначально неадаптивны. И все же именно сотрудники, страстно одержимые идеями (которые, как правило, сами и предлагают), могут совершать настоящие бизнес-прорывы.

Формулы успеха «страстного» сотрудника очевидны: командная или индивидуальная реализация любой цели = идея + харизма, а маниакальная преданность идее = преодоление любых препятствий на пути к цели. Что и требуется корпорации в кризис.

3. Риски при работе с пассионарным сотрудником – существенны. Но они будут под контролем, если профи внутрикома найдет для него баланс в коммуникациях с коллегами. Это поможет удержать пассионария в команде.

Формулы успеха «страстного» сотрудника очевидны: командная или индивидуальная реализация любой цели = идея + харизма, а маниакальная преданность идее = преодоление любых препятствий на пути к цели.

В общем, «страсть по-корпоративному» остается парадоксом. Это – эмоция в крайнем проявлении, но и не hard-, и по сути не soft-компетенция. Да и к показателям эмоционального интеллекта EQ ее не свести. С одной стороны, это – «сверхстандартная компетенция», вне hard и soft skills, то есть концепт компетенций нового уровня, с другой стороны – обязательная личностная характеристика любого профи после н. э..

Словом, для профи внутрикома – это новые риски. Выход один – быть страстным самому. Клин клином вышибают – как советует народная мудрость.

Страсть и служба: чек-лист и ментальные модели

Лайфхаки (при)страстного внутрикома для самодиагностики, интервью с коллегами и потенциальными сотрудниками

Главное при оценке страстности и пассионарности: переключиться с рационального на эмоциональный регистр.

Два базовых вопроса: верите ли вы в свое дело? Получаете удовольствие от работы?

Если да, тогда продолжим!

  • Интервью
    Отвечаем на вопросы и, оценив ответы, получаем «облако тегов», в центре которого окажется работа вашей истинной страсти.
    – Что хочется сделать больше всего на свете?
    – Что делаете, забыв о времени (и деньгах)?
    – Какая работа вдохновляет и делает счастливым?
    – Чего жаждали добиться?
    – Это работа на корпорацию или на себя?
    – Любимое дело – это ключевая компетенция: какая работа получается лучше прочих?
    – Что в этой работе доставляет удовольствие?
    – Какими уникальными способностями и достижениями гордитесь?
    – Что помогло добиться успеха?
  • Анализ гипотетической ситуации: работа с ментальными моделями (по Р. С. Каплану)
    Чтобы разобраться в «страсти по-корпоративному», задаем условия возможной проблемной ситуации и ищем обоснования ее решения в формате мозгового штурма, а затем анализируем, как это раскрывает страсть к работе.
    – Допустим, вам осталось жить только год. Как его проведете?
    – Представьте, что у вас достаточно денег на жизнь. Какую карьеру вы бы предпочли?
    – Вы точно знаете, что добьетесь успеха. В какой сфере стали бы его добиваться?
    – Что бы вы захотели рассказать о своей работе детям и внукам? Как объясните, почему выбрали именно эту профессию?
    – Если бы вы давали самому себе совет со стороны: какую профессию порекомендовали бы выбрать?

Работа с пассионарием для профи внутрикома – это новые риски. Выход один – быть страстным самому.