Бизнес-психолог Екатерина Айвазян: «Выше, сильнее, быстрее» – работает только на коротких дистанциях»

Бизнес-психолог Екатерина Айвазян: «Выше, сильнее, быстрее» – работает только на коротких дистанциях»

31 марта 2021

Мы поговорили с бизнес-психологом Екатериной Айвазян о счастье на работе, в работе и без неё. О корпоративном well-being и его чрезвычайной популярности. И о том, что в сложных ситуациях выбора каждому из нас лучше всего опираться только на себя.

Пять фактов об Екатерине Айвазян

  • На психологический факультет МГУ поступила только с третьего раза, а сегодня готовится защищать докторскую диссертацию по психологии.
  • Екатерина – «фанат» и проповедник идей отечественной психологической школы Выготского – Леонтьева – Лурии.
  • 10 лет преподавала различные спецкурсы по психологии в вузах, а недавно прочитала курс «Психология цифровых медиа».
  • При том, что народ просто ломится к Екатерине на прием, она ни разу в жизни не рекламировала своих услуг.
  • Один из ее способов отдыха от коммуникаций – реставрация мебели. Находит что-то буквально «на помойке», приносит домой, ремонтирует и перекрашивает.

Корпоративный психолог: мода или необходимость?

– Тема корпоративного психолога сегодня очень актуальна. Вот и сериал «Миллиарды» все приводят в пример именно из-за главной героини Венди Роадс, вдохновлявшей на победы финансовых брокеров, венчурных предпринимателей. Катя, как вы считаете, почему корпоративные психологи стали популярны и в российских компаниях?

– Я бы сказала, что в целом тема психолога в жизни человека стала популярной. По сравнению с ситуацией двадцатилетней давности, когда моя практика только начиналась и «живого» клиента было достаточно трудно найти, сегодня у людей ушел стыд и неловкость по поводу обращения к услугам психолога. Мне кажется, что интерес к корпоративной психологической помощи начинается с руководителей тех компаний, в которых психологи появляются. У владельцев и топ-менеджеров растет интерес к психотерапии, к прокачиванию своих коммуникативных навыков, к развитию системы эмоциональной саморегуляции, познавательных когнитивных процессов – мышления, памяти, ассоциаций, воображения. Они пытаются заниматься этим планомерно, примерно так же, как фитнесом. В моем случае это начиналось именно так: меня нанимал руководитель как личного коуча или психотерапевта, работал со мной какое-то время, потом говорил, что хочет, чтобы это было для всех топов в компании, потом – для всех сотрудников в компании.

– А обычные сотрудники насколько охотно и адекватно общались с вами?

– Этот вопрос требовал определенной просветительской работы внутри организации. Те, кто имел опыт обращения к психотерапевтам, быстро понимали, что очень удобно ходить к психологу за деньги работодателя. Но для того, чтобы убрать тревогу и сориентировать людей в сути услуги, мы делали небольшие обучающие тренинги по достаточно универсальным темам: про сложные коммуникации, как обращаться с гневом, что делать с тревогой – это была такая добровольно-принудительная история, чтобы познакомить персонал лично со мной

Сегодня у людей ушел стыд и неловкость по поводу обращения к услугам психолога

– А после пандемии у вас прибавилось клиентов?

– Да, но, вопреки моим ожиданиям, пришли люди с проблематикой, которая не была напрямую связана с пандемией. Они пришли потому, что у них появилось время и свободные деньги, появилась возможность заняться собой. Они достали из «долгого ящика» свои старые проблемы и замыслы по саморазвитию и решили, что вот оно – время пришло.

Заменит ли робот психолога?

– На «Интеркомме-2020» был интересный проект из компании «ДомРФ». Специальная программа постоянного мониторинга эмоционального состояния сотрудников. Данные, которые собирает «искусственный интеллект», передаются непосредственному руководителю, чтобы он вовремя мог, например, провести беседу с «выгоревшим» сотрудником, отправить его в отпуск или, наоборот, искать ему замену. Вы как психолог как к этому относитесь? Это ведь нарушение личных границ?

– Неоднозначная история. Если, например, мониторинг идет на основе самоотчета – сотруднику прилетает мини-тест, он отвечает на 5 вопросов, зная, зачем отвечает и как эти данные будут использоваться – это легальный инструмент, а если подсоединить к нему датчики и без его ведома снимать какие-то показания, то это вторжение в личную зону. Но при добровольном согласии сотрудников, думаю, такой мониторинг может быть использован во благо. Есть какие-то профессии, в которых отслеживание эмоционального состояния сотрудников необходимо, потому что от их статуса зависит жизнь, здоровье, безопасность других людей. Поэтому подобные технологии будут неизбежно развиваться, но этические проблемы при этом, безусловно, возникают. Их нужно поднимать, ставить и решать.

Вопреки моим ожиданиям, пришли люди с проблематикой, которая не была напрямую связана с пандемией

– Говорят, можно изобрести такого робота, чат-бота, который будет задавать те вопросы, которые обычно задает психолог на своем приеме человеку. И человек просто своим умом по логике вопросов дойдет до решения своей проблемы.

– Я думаю, такие представления рождаются у людей, у которых нет опыта обращения к психотерапевту. Потому что те, кто приходят к нам, знают, что помогают не вопросы, а теплое, принимающее, понимающее, небезразличное отношение другого человека к тебе и твоей проблеме. Я себе представить такого робота не могу.

– Мы выходим с удаленной работы в офисы, и у тех, кто занимается коммуникациями в компаниях, встает вопрос: возрождать ли корпоративный дух, подрастраченный за время пандемии, придумывать ли активности, развлечения для вовлечения, или людям сейчас хочется, чтобы их оставили в покое, дали просто сидеть в своем углу?

Помогают не вопросы, а теплое, принимающее, понимающее, небезразличное отношение другого человека к тебе и твоей проблеме

– Думаю, людям, которые работают по найму, очень важно чувствовать, что компании есть до них дело. В какой форме вы до них это донесете – это уже второй вопрос. И он сильно зависит от корпоративной культуры, от традиций, которые есть в каждой компании. Если сотрудники привыкли (когда-то это было, и они это ценили) посещать какие-то общие такие э-ге-гей мероприятия, то, возможно, люди по ним соскучились. Это можно выяснить, это не так сложно. Если люди и тогда от них страдали, то и сейчас это им не нужно – и это можно выяснить. Если людям нужно, чтобы их не трогали – то им все равно важно не чувствовать себя брошенными. Поэтому интерес компании к внутреннему миру сотрудников, к их мотивации, к их состояниям очень важен, в том числе для того, чтобы у сотрудника сохранялась лояльность, желание трудиться. Здесь важно не подходить к этому вопросу формально, шаблонными мероприятиями, а попытаться сориентироваться – что у людей болит, по чему они соскучились.

Мы к чему-то адаптируемся, а в чем-то дезадаптируемся.

– На что может повлиять психолог в корпорации? Понятны консультации специалистов вашей профессии при подборе персонала, организации успешных продаж, а что еще?

– Например, диагностика мотивации при разработке системы мотивации персонала – чтобы создавать какие-то системы, индивидуально настроенные, например, на ключевых сотрудников. Это может быть диагностика кадрового потенциала при каких-то перестановках, повышениях, изменении функционала позиции и т. д.

Это может быть групповое или индивидуальное обучение в первую очередь сложным коммуникативным умениям, таким как поведение в открытом конфликте, диалог с высокомерным «снобящим» партнером, мотивирующие коммуникации с подчиненными, предъявление и обработка претензий, эмоциональная поддержка и т. д.

Есть история, связанная с модерацией конфликтов и «настройкой» каких-то корпоративных процедур – собраний, фидбек-сессий, встреч по рефлексии профессионального опыта, стратегических сессий, чтобы они были эффективны и не противоречили ценностям компании, ее стилю коммуникаций.

Относительно новой задачей для меня стали консультации по продукту: например, несколько IT-компаний запросили обучение для сотрудников по психологии ребенка (их продукт адресован детям) и экспертизу разрабатываемых версий.

Интерес компании к внутреннему миру сотрудников, к их мотивации, к их состояниям очень важен

– Все компании применяют сейчас гибридный формат работы. Как вы считаете – стало ли у людей благодаря возможности работать из дома меньше психологических проблем?

– Для компетентного ответа на этот вопрос требуется проведение исследования. Мне кажется, что любое серьезное изменение общей «картины мира» меняет картину психологических проблем. Мы к чему-то адаптируемся, а в чем-то дезадаптируемся. Я знаю, что есть люди, которые, работая дома, без видео, делают полный макияж, надевают деловой костюм, туфли и сидят перед компьютером в таком виде, потому что им это необходимо для консолидации внутреннего ресурса. Есть люди, которые хотят работать эффективно, заинтересованы в своих результатах и в результатах своей компании, поэтому они будут использовать те возможности, которые есть – неважно, работа это в офисе или из дома. И есть те, кто нуждается во внешнем структурировании своего времени и своих усилий – безусловно, у них возникают сложности при удаленной работе. Поэтому дать какой-то однозначный ответ на ваш вопрос мне не удастся. Совершенно точно, что психологических проблем при возможности выбирать из нескольких вариантов то, что подходит именно тебе, становится меньше.

Симптомов не ждать?

– Еще до пандемии, в 2019 году, ВОЗ квалифицировала выгорание как официальный синдром. Когда тебе надоела твоя работа, как понять: это просто от плохого настроения, или у тебя уже началось выгорание, или это вообще депрессия, и тебе нужно срочно к психологу?

– Во-первых, все эти состояния могут быть одновременно. Во-вторых, мне, для того, чтобы ответить на такой вопрос про своего клиента, нужно час его расспрашивать. А поставить самому себе диагноз даже я, квалифицированный клинический психолог, не смогу, мне для этого тоже нужен специалист.

Если вы несчастливы в жизни, если вам не удается найти способ порадовать себя, если вы раздражительны, если вас легко довести до слез или до крика – все эти моменты дисгармоничного переживания себя требуют обращения к специалисту. Но это вопрос некой традиции, потому что лет 20 назад для того, чтобы пойти к психологу, нужно уже было перестать спать, есть, начать слышать голоса или что-то в этом роде, а без этого люди пытались справляться самостоятельно.

Я знаю, что есть люди, которые, работая дома, без видео, делают полный макияж, надевают деловой костюм, туфли и сидят перед компьютером в таком виде, потому что им это необходимо

Сейчас ко мне приходят те, у которых вообще ничего не болит, и они говорят: «Я хочу быть эффективнее в своих коммуникациях, хочу больше понимать про свою внутреннюю жизнь, лучше слышать свои желания и свои внутренние устремления, хочу лучше себя регулировать и регламентировать – давайте будем меня развивать». И у таких клиентов нет вообще никакой внутренней боли, чтобы ходить раз в неделю ко мне и как-то прокачиваться. Для того, чтобы пойти на фитнес, не обязательно достигнуть веса в 100 с лишним килограммов, правда? Можно пойти на фитнес даже если ты 90-60-90, но тебе хочется быть упругой, сильной и сесть на шпагат на спор на какой-нибудь вечеринке. Прекрасная мотивация! Я очень люблю работать с такими клиентами.

– И все же если работа надоела – надо бежать сразу увольняться или пытаться полюбить ее обратно?

– Что скрывается под словом «надоела»? Вот если бы вы пришли ко мне с таким запросом, я бы начала очень подробно и долго-долго расспрашивать, чтобы понять: страдаете ли вы от однообразия или от потери смысла, может, есть скрытый конфликт с коллегами, или вы перегружены, или не хватает поддержки. Для того, чтобы решать вопрос с работой, нужно сначала все очень точно, детально и тонко диагностировать, тщательно разобраться в конкретной ситуации.

Нормальная потребность – проявить себя

Сейчас ко мне приходят те, у которых вообще ничего не болит, и они говорят: «Я хочу быть эффективнее в своих коммуникациях»

– Если раньше корпоративные информационные каналы писали – «работайте лучше, эффективней», то сейчас – «обучайтесь, развивайтесь, получайте удовольствие». С чем это связано, откуда пошло?

– У меня есть некоторые фантазии на эту тему. Неравнодушные руководители, которым важно отслеживать динамику эффективности своих сотрудников, думаю, поняли, что «выше, сильнее, быстрее» – работает только на коротких дистанциях. Ты не можешь все время гнать сотрудника на повышение своих собственных показателей, на соревнование с самим собой или с кем-то из окружения. И в этом ключе накопился и практический опыт, и понимание, что отдохнувшие сотрудники работают лучше. Сотрудники, у которых есть хобби, возможность заниматься спортом, какая-то поддержка психологическая и небезразличие руководства, более лояльны. При такой поддержке возникает насыщенный обмен между сотрудником и компанией, они поддерживают друг друга в разные моменты, делая именно то, что нужно каждому.

Уткнувшись в стеклянный потолок

– Поговорим про построение карьеры, про самореализацию, про проблему «стеклянного потолка», когда ты растешь, растешь – и вот куда-то уперся, и что делать дальше? Здесь тоже много аспектов, которые можно обсудить с бизнес-психологом. Например, сколько лет нужно работать в одной компании?

«Выше, сильнее, быстрее» – работает только на коротких дистанциях

– Наверное, есть позиции, на которых чем больше ты работаешь, тем ты становишься вовлеченнее, незаменимее, тем больше возможностей открывается, например, когда речь идет о развитии собственного проекта или бизнеса. А другие позиции таковы, что там, чтобы не протухнуть, развиваться, обучаться каким-то новым вещам – нужны смены коллектива, задач и полномочий. И я думаю, что это очень важно – периодически вносить в свою жизнь изменения.

У людей есть основная потребность – проявить себя, свои потенциальные возможности, они могут быть в разных сферах: кто-то хочет себя интеллектуально проявить, кто-то коммуникативно, кто-то творчески. И в этом смысле основная мотивация у людей – это интересные задачи.

Нужно глубоко исследовать свою ситуацию, свои собственные замыслы (что тебе сильно хочется, как ты себя видишь через какое-то время, что делает тебя счастливым, что делает тебя несчастным), глубоко исследовать возможности, которые есть вокруг нас. Потому что, если мы просто заглянули в хэдхантер и не увидели вакансии с названием нашей позиции – это совершенно не значит, что некуда податься. Может, нужно искать возможность реализовать себя в какой-то смежной сфере.

У людей есть основная потребность – проявить себя, свои потенциальные возможности, они могут быть в разных сферах

Стеклянный потолок – это понятие, которое возникает, если мы смотрим на административную иерархию в своей компании очень поверхностно. Я думаю, что это вопрос полномочий, задач, коммуникаций, каких-то грядок, которые ты обрабатываешь. Мне кажется, что это очень индивидуальная история. И консультант (коуч, психотерапевт, тренер) должен вдумчиво, заинтересованно, по-человечески участвовать в диалоге, не навязывая своей собственной позиции и помогая шире видеть то, что существует внутри тебя и вокруг тебя. Вопрос про стеклянный потолок решать в одиночестве очень тяжело. Мы обычно очень плохо сами отражаем свою социальную ситуацию. Никто из нас никогда не видел собственного затылка, мы слабо представляем, как выглядит наш профиль. Нужно оглядываться вместе с другим человеком. Для этого нужен диалог.

Хочу того, не знаю чего

– Иногда человек достиг чего-то в своей профессии и вдруг неожиданно бросает работу и начинает заниматься чем-то абсолютно другим. Заканчивает курсы ландшафтного дизайна. Или становится фотографом, шеф-поваром. Это какая-то психологическая ловушка или это действительно возможность перезагрузить свою жизнь?

– У нас очень изменились культурно-исторические условия. Наши родители жили гораздо более медленную жизнь, у них было гораздо меньше изменений. Они реже разводились, могли дружить с одними и теми же друзьями всю жизнь, могли всю жизнь ходить на одну и ту же работу, быть примерно на одном и том же уровне достатка, всю жизнь не менять мебель, обои, люстру, и это считалось нормальным. Теперь скорость жизни очень изменилась. Устаревают профессии, устаревают задачи, которые мы умеем решать, устаревают какие-то технологии, которыми мы пользуемся. Мы хотим изменений, мы хотим чего-то нового. И действительно, у нас, по сравнению с предыдущими поколениями, есть уникальнейшая возможность прожить несколько жизней, и это происходит. Люди меняют специальность, страну, город. Выпустив детей во взрослую жизнь, еще относительно молодые люди вдруг понимают, что молоды, что в доступе есть физические, интеллектуальные, творческие ресурсы, и можно попробовать реализовать еще какой-то букет своих потенциальных возможностей. Я очень приветствую такие изменения, мне кажется, они прекрасны!

– А в ситуации, когда ты не знаешь, чего ты хочешь, но знаешь, что хочешь изменений?

Никто из нас никогда не видел собственного затылка, мы слабо представляем, как выглядит наш профиль

– Предлагаю использовать такую метафору: представить, что у тебя внутри находится два человека. Один – капризный ребенок, который больше не хочет делать то, что делал всю жизнь, и говорит: «Все, не хочу!» – и головой мотает, и ногами топает. А другой человек – твоя разумная часть – со смыслом, с представлением о том, что надо и деньги зарабатывать, и себя как-то реализовывать, и успехи нужны, и гордиться собой хочется. Разумный родитель и капризный ребенок. Родитель начал бы ребенка расспрашивать, анализировать, наблюдать, где он успешен, где ему нравится. Это вопрос не одного вечера. Это некая деятельность по поддержке и организации собственной реализации, в которой нужно отнестись к себе очень-очень внимательно, человечно, с пониманием и доверием, ну вот как если бы ты был самым лучшим родителем самому себе.

И как раз консультант тут нужен, чтобы этого родителя внутри человека актуализировать, научить каким-то инструментам, вдохновить, дать ему модели, способы себя слушать, поддерживать в экспериментах с реальностью, воодушевлять и утешать.

У нас всех есть огромная потребность за что-то держаться. И мы очень часто выстраиваем себе некие иллюзорные опоры – привычные способы зарабатывать, проводить досуг, строить отношения, которые кажутся нам единственно эффективными, но, по сути, мы просто за них держимся, чтобы нам не было так страшно. Хорошо, если эти опоры работают и помогают нам не бояться, плохо, если эти опоры мешают нам развиваться, пробовать новое и меняться в том числе. Наши родители были больше этим скованы, а мы становимся смелее.

Есть вопрос, на который, наверное, нет ответа, потому что это философский вопрос. Можно ли вообще за что-то удержаться в ситуации, когда мы смертны? Любая ситуация рано или поздно меняется, значит, что-то уходит, теряется безвозвратно. В такой ситуации можно опереться только на себя, но эта опора прочная только тогда, когда у вас есть контакт с собой – умение чутко понимать свои состояния и регулировать их, поддерживать себя в ситуациях неудачи и неопределенности. Эта система работает, когда она обдуманно выстроена, вы о ней заботитесь, вкладываете туда определенные внимание, силы, время и иногда деньги… Вот тогда вы знаете, что вы себя не подведете, тогда вы можете опираться на себя, это правда!

Консультант тут нужен, чтобы этого родителя внутри человека актуализировать, научить каким-то инструментам, вдохновить, дать ему модели, способы себя слушать, поддерживать в экспериментах с реальностью, воодушевлять и утешать